coming soon — coming soon
NC-21, Wizarding World, dark!AU
1989 год. В Магической Британии все спокойно: волшебный мир уверенно движется к процветанию и изобилию под строгим надзором Лорда Волдеморта. Хотя прогресс после переворота очевиден, совершенство пока не достигнуто: ещё остались те, кто пытаются подорвать новые порядки, те, кто ставит свою свободу выше чужого благополучия. Это не страшно: сорную траву можно выжечь. Только осторожно, чтобы не занялось все поле.
Тед: Тед сидит у гроба брата уже второй час. похороны, в их привычном понимании, никто не устраивал, у Тонксов было не слишком много друзей. еще меньше, чем друзей, у Тонксов было денег. и все же - они устроили поминки, на которые никто не пришел. читать дальше
Псириус: знаменитый сопротивленец сириус кек и его младший брат ребус бл**

Lorem Ipsum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Lorem Ipsum » Принятые анкеты » Rodolphus Lestrange, 38, DE


Rodolphus Lestrange, 38, DE

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Rodolphus Albert Lestrange
Рудольфус Альберт Лестрейндж

Les Friction - Dark Matter

https://i.ibb.co/KxQbfhm/ezgif-com-gif-maker-71.gif

Alexander Skarsgård

01.05.1951

чистокровен

Хогвартс, Слизерин, 1968

директор Центра Исследований Чистоты Крови (Министерство Магии)

Биография

Лестрейндж-Холл дремал, убаюканный мерным потрескиванием многочисленных свечей, парящих вдоль стен узких бесконечных коридоров. Даже звон больших напольных часов, отбивающих два часа, не смог бы пробудить старый уставший дом.
Лишь в большой просторной комнате с окнами, выходящими на восток, что на втором этаже, не горел свет и никто не спал.
Пятилетний наследник рода, Рудольфус Лестрейндж, сидел у самого изголовья своей кровати, поджав ноги и крепко обхватив руками колени. Его глаза, не отрываясь, смотрели прямо перед собой. Напротив же Рудольфуса, не моргая и не двигаясь, сидела высокая неподвижная фигура в ветхой черной мантии. Это существо, отчасти похожее на человека, разве что только в три раза выше, тяжело дышало, и на каждом выдохе из груди вырывался тонкий протяжный свист, который впоследствии попадал в зловонный рот, где превращался в глухое бульканье и замирал на гнилых зубах и губах тонкой струйкой бурой крови.
Мальчик проглотил вдох, столь тяжелый, словно бы воздух в его горле превратился в подшипник, и зажмурился. Больше всего на свете ему хотелось, чтобы ночной гость исчез, растворился в духоте июльской ночи, навсегда забыл дорогу от его книжного шкафа, в котором обитал, до кровати, в которой спал Рудо.

- Рудольфус, - позвал звонкий детский голос, и Рудо ощутил, как мурашки, рассыпанные по его коже, застывают колючим инеем. Голос существа напротив принадлежал ему самому. - Хочешь я покажу тебе фокус-покус?
Рудольфус нехотя открыл глаза. Существо перед ним изменилось, и все то же гигантское полуразложившееся тело теперь венчала голова светловолосого осунувшегося мальчика с холодными голубыми глазами, нисколько не подходившая остальным частям тела ни по комплекции, ни по степени… свежести.

- Фокус-покус-фокус-покус-фокус-покус, - повторила голова, и настоящий Рудо невольно почувствовал раздражение. - Фокус-покус-фокус-покус-фокус-покус, - не унималась голова, проговаривая слова противным гнусавым голосом. Рудольфус разозлился и, сам того не понимая, оттого расслабился.

- Хватит! - удивившись сам себе, выкрикнул он, и голова замолчала, гадко, самодовольно улыбаясь.

- Хватит? Тебе не нравится фокус, Рудо?

- Какой вообще фокус? - зло спросил мальчик, и испуганно замолчал. Его голос словно был совсем не его, и скорее был похож на бульканье и змеиное шипение.

Существо улыбнулась губами Рудольфуса и неуклюже подцепило небольшое настольное зеркало в изящной серебряной раме с гравировкой “Р. А. Л”, стоящее на прикроватном столике. Плавно, не теряя гаденькой улыбочки на лице, существо поднесло зеркало к Рудольфусу. На острие отражения мелькнул лунный свет, подсматривающий через окно, мебель, потолки с витиеватой цветочной лепниной и сам Рудольфус. Сначала Рудо увидел штанины своей хлопковой пижамы, напряженные добела костяшки пальцев, цепляющихся за колени, опущенные плечи и… гигантскую голову восставшего мертвеца, неуклюже насаженную на тонкую мальчишескую шею, будто надетое на деревянную палочку яблоко в карамели. Покрытые почерневшей кровяной коркой губы дрогнули и, против воли младшего Лестрейнджа, расплылись в улыбке.

- Фокус-покус-фокус-покус-фокус-покус!

Как и многие другие мужчины семьи Лестрейндж, Рудольфус родился с ментальным недугом. Первые галлюцинации посетили его еще в три года. Обезглавленный дворецкий, как ни в чем не бывало накрывающий на стол к завтраку, довел его до заикания. К счастью для него, в мире волшебников подобные недуги излечивались всего лишь разовым визитом к колдомедику, чего нельзя было, увы, сказать о пугающих живописных видениях. Семейные лекари выписывали успокоительные зелья и разводили руками, Рудо же учился жить в мире, населенном всеми мыслимыми и немыслимыми чудовищами. Отличить реальность от игры его воображения почти не представлялось возможным, создания, порожденные его разумом, были осязаемыми, боль от разорванного когтями плеча или лодыжки не отличалась от настоящей.
Впрочем, были и некоторые плюсы. Порой вместо ночного кошмара болезнь превращала его реальность в самую настоящую сказку с удивительными приключениями. Первые пару лет после рождения Рабастана Рудольфус был уверен в том, что и любимый младший брат был плодом его фантазии. [Галлюцинации останутся с ним на всю жизнь, но со временем он все же научится отличать их от реальности при помощи логических вычислений и нескольких артефактов. Также при нем сохранится и занятный побочный эффект: Рудольфус вырастет в, пожалуй, одного из самых бесстрашных волшебников своего поколения.]

Школьные годы Рудольфуса прошли с традиционной для наследника древней фамилией скукой и завершились идеальными отметками по каждой из доступных дисциплин. В случае с ЗОТИ, полетами на метле и зельеварением высокие баллы были вполне заслуженными, в прочих случаях “отлично”, скорее, выставляли блестящим связям его отца.

- Разве ты не должен быть на свидании с этой… как ее… Вайолетт? - Беллатрикс оторвала взгляд от старой пыльной книги и недовольно посмотрела на мешающего ее чтению друга.

- Джулия подождет, - небрежно отозвался Рудольфус. - Точнее, Миранда, - пассии младшего Лестрейнджа порой могли меняться по несколько раз в неделю, и потому в какой-то момент он попросту перестал пытаться их как следует запоминать. - Это куда важнее. Сегодня утром, пока я чистил зубы, мне на ум пришла одна очень забавная идея. Почему бы тебе не выйти за меня замуж? - без ненужной элегантности (ее могли бы оценить Миранда и Джулия, но никак не Белла, девочка, которая была неразлучна с ним с самого первого курса), юноша приземлился на скамью напротив, расталкивая локтями валяющиеся на столе свитки. Тренировка по квиддичу закончилась менее пятнадцати минут назад, и его щеки все еще хранили румянец, а дыхание было сбитым. Легко можно было бы решить, что он волнуется из-за озвученной просьбы. - Что ты об этом думаешь?

Рудольфус женился почти сразу же после школы. На столь желанную стажировку в Аврорате он не попал, даже несмотря на влияние Лестрейнджей - ни один менталист в комиссии не согласился бы признать его психически здоровым. Легко распрощавшись с карьерой блюстителя правопорядка, Рудольфус обустроил частную передвижную лабораторию исследований крови и отправился в путешествие длинною в несколько лет. Он искал, как союзников, так и новые ритуалы, и учился создавать собственные. Больше всего на свете ему хотелось создать что-то, действительно полезное для магического чистокровного мира. Что-то, что имело бы достаточный потенциал для того, чтобы помочь Лорду Волдеморту привести Магическую Великобританию к ее истинному величию. В разразившейся немногим позднее войне он без сомнений занимает место на передовой.

- Чертов нацист, - мракоборец, по совместительству, очевидно, состоящий в дамблдоровском кружке самовоспламеняющихся пташек, сплюнул ругательство прямо под ноги прикованного к стулу Рудольфусу. Брови последнего медленно поползли вверх. Очевидно, ожидалось, что слово “нацист” о чем-то ему скажет. Вырожденцы всегда преувеличивали степень интереса чистокровных к своей субкультуре.

Другие люди в комнате загалдели, обсуждая, что именно стоит сделать с пленником и в каком порядке.
Наконец, самый старший из них, мужчина лет сорока, смутно кажущийся Лестрейнджу знакомым, прокашлялся в кулак и поднял над столом видавший виды лист бумаги, исписанный мелким неуклюжим почерком.

- Аманда Смит, запытана Круцио до смерти. Лоуренс Вильямс, Вероника Пьячецци, Аарон Мур, Джеймс Тейлор, сожжены Адским пламенем. Джоанна и Маркус Вернер, сброшены с крыши городской ратуши под воздействием Локомотор Мортис, братья Костровиц, а также Роберт Сильвер и Маргарет Рено, погибли под обрушенной на них стеной… - список достижений Рудольфуса был длинным и, по мнению него самого, весьма скучным. Представьте себе, что кто-то связал вас и заставил выслушивать ваш список покупок за прошедший месяц с ценами и точными адресами магазинов. Утомляет, не так ли? А ведь Рудольфус и без того ощущал себя весьма уставшим. Круциатус, выпущенный в его затылок из трех волшебных палочек сразу около часа назад, определенно не способствовал его хорошему самочувствию.

- Семья Питерсон, - голос  аврора дрогнул. - Включая трехлетнего Томми и пятилетнюю Люси. Авада Кедавра, - в комнате повисла тишина, явно указывающая на то, что через пару минут Авада Кедавра может отправиться уже в самого Лестрейнджа.

- Выродок! Применим к нему каждое из этих заклинаний! - выкрикнул кто-то из толпы, и Рудольфус невольно вздрогнул. От резкого скрипучего голоса неизвестного ему кретина головная боль ударила по его вискам с удвоенной силой. Он недовольно поморщился, мрачно размышляя о том, как сильно сожалеет о содеянном. О том, что подвел Темного Лорда, Тома, своей непростительной неосторожностью, которая привела его прямиком на эшафот. Рудольфусу будет всего двадцать восемь лет, когда он умрет. Двадцать восемь! Сущая ерунда для волшебника его статуса. От мысли о том, что он смог бы прослужить Тому еще, как минимум, тридцать или все сорок лет, его мигрень усилилась втрое.

- Хочешь что-нибудь сказать перед тем, как мы начнем? Только не советую оправдываться. Ничего в этом мире уже не сможет облегчить твою участь.

- Мне очень жаль, - Рудольфус слегка склонил голову, избегая бьющего по глазам яркого света. Его по обыкновению светлые глаза сейчас были непривычно темными, должно быть, из-за расширенных зрачков. Чем его только успели накачать по дороге в этот вонючий клоповник? - Мне очень жаль, что приходится вас поправлять, сэр, но ваш список неполон. Конечно, я не знаю почти ни одного названного вами имени, но я не услышал ни одного упоминания Трансмогрифианской пытки, - его губы тронула мягкая вежливая улыбка. - Более того, при всем уважении… я готов поручиться, что Люси было не больше года.

♢♢♢

Политические воззрения
Один из самых ярых сторонников Лорда, истинный патриот своей страны.)

Навыки

Магические:

Немагические:

Сильный темный и боевой маг. Понятие “грязный прием” считает жалобами тугодумов и тех, кто не может уследить за тем, чтобы ему в спину не прилетело Авадой.
Ритуалист, специализирующийся на магии крови, к настоящему моменту разработал несколько авторских ритуалов (боевая магия крови).
Разбирается в артефакторике там, где она, опять же, завязана на магии крови (многое почерпнул из работ Беллатрикс).
Крайне способный зельевар.
Базовые познания в колдомедицине.
Базовые же познания в магозоологии (то, что узнал от Рабастана).
Обучен ментальной магии, в легилименции сильнее, чем в окклюменции.

Обладает приятным живым слогом, что делает его статьи не только полезными, но и приятными для чтения - талант, доступный далеко не всем ученым.
Хороший психолог и оттого хороший манипулятор.
Отлично ориентируется на местности.
Обладает эйдетической памятью, хотя для того, чтобы отличить ложные воспоминания от настоящих, придется приложить определенные усилия.
Хорош в рукопашном бою и в обращении с холодным оружием.

Палочка
Бузина, зуб василиска, 13, средней гибкости.

Уникальные и редкие артефакты

Очки в тонкой серой оправе с зачарованными стеклами - делают галлюцинации бледнее реальных объектов. Сильный артефакт, отнимающий у владельца много энергии, потому не может использоваться долго.

Чемодан из черной кожи с наложенным заклинанием незримого расширения. Вмещает походную лабораторию, снабжен всеми мыслимыми и немыслимыми защитными чарами.

Игровые предпочтения
Лорд, Лестрейнджи, Рита и Фенрир и так все знают. С остальными обсудим по ходу дела.)

Средство связи

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Подпись автора

нарядила супруга

+15

2

♢♢♢ Итак, время рассказать свою историю! ♢♢♢

А если вам ещё пока сложновато влиться в игру, вы всегда можете это исправить в темах Поиск игры, Выяснение отношений и Заказ Графики

♢♢♢ Развлекайтесь! ♢♢♢

0


Вы здесь » Lorem Ipsum » Принятые анкеты » Rodolphus Lestrange, 38, DE