coming soon — coming soon
NC-21, Wizarding World, dark!AU
1989 год. В Магической Британии все спокойно: волшебный мир уверенно движется к процветанию и изобилию под строгим надзором Лорда Волдеморта. Хотя прогресс после переворота очевиден, совершенство пока не достигнуто: ещё остались те, кто пытаются подорвать новые порядки, те, кто ставит свою свободу выше чужого благополучия. Это не страшно: сорную траву можно выжечь. Только осторожно, чтобы не занялось все поле.
Тед: Тед сидит у гроба брата уже второй час. похороны, в их привычном понимании, никто не устраивал, у Тонксов было не слишком много друзей. еще меньше, чем друзей, у Тонксов было денег. и все же - они устроили поминки, на которые никто не пришел. читать дальше
Псириус: знаменитый сопротивленец сириус кек и его младший брат ребус бл**

Lorem Ipsum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Lorem Ipsum » Принятые анкеты » Rabastan Lestrange, 33, DE


Rabastan Lestrange, 33, DE

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Rabastan Reynard Lestrange
Рабастан Рейнард Лестрейндж

Part of being confident is being able to say, "I can be really shit," and to accept that.

https://forumupload.ru/uploads/001b/69/3f/33/599206.gif
Bill Skarsgard

01.01.1956

Чистокровен (чище не бывает)

Хогвартс, Слизерин, 1963

Охотник на магических тварей

Биография

10 (Ф)актов о Рабастане Лестрейндже.

Акт I

Вам никогда не понять истинного удовольствия, если вы не чувствовали теплую кожу, которой медленно прикоснулись к вам. Вам не ощутить истинного наслаждения, если вам на лоб не ложилась большая тяжелая ладонь, которая словно щит, смогла спрятать вас от огромного целого мира, сводящего вас с ума все это время.
Все тело, скованное и напряженное все это время, расслабилось, мышцы, которые сжимались в камень, наконец-то получили долю кислорода, а кожа покрылась мелкими мурашками, словно освободилась. Каждая его клетка чувствовала утешение, его мозг, который готов был взорваться с минуты на минуту, наконец-то перестал отсчитывать отвратительные секунды.
Мальчик сделал глубокий вдох, кажется, единственный нормальный вдох за последнюю вечность. Он закрыл глаза, проваливаясь в бесконечную тьму собственного сознания, тишины, которая ему наконец-то открылась. Ему хотелось сделать шаг вперед, словно это могло спрятать его еще глубже в эту пустоту, но он не сдвинулся с места, боясь что все вокруг вновь закричит, лишая его собственных мыслей.
Время словно остановилась.
Все вокруг просто исчезло.
Все что он так ненавидел, все, отчего он хотел убежать, люди, которых он жаждал убить просто за их существование, за их мысли, за их Природу – все исчезло, оставив ему только мягкое теплое прикосновение незнакомого мужчины, которому удалось одним простым действием уничтожить весь тот мир, который Мальчик жаждал стереть из своей головы.
Он был благодарен этому существу напротив, уже любил его, уже обожал, уже готов был ему подчиняться, готов был ему служить, готов был ему отдать и свое тело и душу, лишь бы эта рука осталась на маленьком мальчишеском лбу, лишь бы она осталась там еще на минуту...на час...или на вечность.

Акт II

***

- Что ты имеешь ввиду? – произнес мальчик, рассматривая удивленного взрослого, который пришел к гости к отцу и даже не заметил пробегавшего мимо ребенка.
- О чем ты? – произнес вслух мужчина и нахмурил брови, больше похожие на разбрызганные краски.
«Ну и жуткие у него глаза,» - подумал он, рассматривая ребенка.
Лестрейндж не понимал, почему люди скрывают то, о чем говорят ему. И почему их рот не шевелится, когда они говорят.

***

- Почему? - спросил маленький Рабастан, рассматривая глаза брата, в которых не было удивления, но было непонимание. Кажется, тот даже не помнил о чем думал в этот момент.
- О чем ты, братик? - Рабастан задумался и покачал головой, уставившись в свои игрушки обратно. Он поджал губы и выдохнул, не понимая почему брат говорит с ним, но не вслух. И почему делает вид, что не понимает, когда маленький мальчик спрашивает его о его мыслях.
Он знал, что это было единственное существо во вселенной, которому он мог доверить абсолютно все. Он знал, что этот человек никогда не пойдет против него, никогда не ударит в спину и никогда не предаст. Он мог говорить с ним о чем угодно, рассказать ему что угодно, мог спрятаться за его спиной или, наоборот, защитить. Рудольфус Лестрейндж был единственным человеком на всей этой проклятой земле, чьи мысли соответствовали словам, чей разум был достаточно чистым и достаточно приятным, чтобы его можно было слушать. Брат был тем, с кем Рабастан был способен находиться рядом, не пытаясь проколоть себе барабанные перепонки спицей, чтобы перестать ЭТО слышать. Он обожал время, когда они оставались в поместье одни. Это не было идеальной тишиной, но этого было достаточным, чтобы прийти в себя.
«Как ты можешь все это знать?!» - смеялся Рудольфус над очередной игрой, которой он, как он думал, развлекал своего младшего брата. Однако никакая «угадайка» не была игрой для Рабастана. Скорее прекрасным способом заставить Рудо думать в одном направлении, заставить его сосредоточиться, чтобы мыслей в его голове стало меньше...а тишины вокруг больше.

Акт III

Рабастан Лестрейндж начал слышать чужие мысли в возрасте трех лет.  Он несколько раз спрашивал у брата, слышит ли он что-то, но тот все отрицал. Он понял, что никто не слышит чужие мысли кроме него, никто не может слышать этот бесконечный поток, способный свести любого с ума.
Но он молчал. Мальчик ничего не сказал ни брату, ни родителям, боясь что его сочтут сумасшедшим. Он как-то слышал это слово, и ему объяснили, что оно – плохое. Люди не любят сумасшедших. Люди отправляют их лечиться к ужасным штукам – докторам. Маленький Рабастан знал это, потому что слышал мысли.
«Почему он постоянно молчит? Это нормально? Он нормальный?» - слышал он в голове своей матери постоянное беспокойство.
«Хм...какой странный мальчик», - слышал он в голове периодически приходящих людей.
«Нда...хорошо хоть что наследник нормальный есть, а запасной, видимо, не получился», - слышал он от какой-то толстой женщины, которая курила вонючие сигареты и выглядела слишком ярко, на вкус юного Лестрейнджа.
«Как же я рад, что у меня есть брат!» - слышал он в голове Рудольфуса.
«Надеюсь, он не вырастет сумасшедшим», - слышал он от кого-то. Поджимал губы и уходил в комнату играть в кубики. Он любил кубики, особенно красные.
Он не любил людей. Их мысли не замолкали. Он убегал в сад, чтобы приглушать их, прятался под кроватью в своей комнате на каждом приеме, закрывал голову подушкой, кричал, чтобы все замолчали.
Мальчик отдалялся от людей. Он ненавидел их.
Терпеть не мог эти тупые головы. Которые стоило отрывать и выкидывать в озеро. Рабастан любил озеро. Потому что у рыбок, плавающих в нем, нет мыслей.

Акт IV

Юный Лестрейндж предпочитал животных куда больше, чем людей, потому что они не имели мыслей. Только звуки в их головах, которые чаще успокаивали, чем раздражали.

Акт V

Маленькому Рабастану удалось скрывать свою врожденную легилименцию в течение трех с половиной лет. А потом...он встретил Тома Риддла.

Акт VI

- Я просто хочу, чтобы вы все ЗАТКНУЛИСЬ! – закричал он, поднимаясь на ноги и буквально снося со стола все, до чего можно было дотянуться рукой.
В комнате стояла тишина.
Но в его голове… это было хуже шумного зала во время очередной «чистокровной вечеринки». Последние месяцы он едва мог дышать, находясь в присутствии более чем трех человек, не успевая обрабатывать чужие мысли и теряя свои в бесконечном потоке бесконечного лабиринта чужого разума.
Его дыхание сбилось, и даже глубокий вдох не помог. Никакое ровное дыхание, никакие старые способы уже не помогали ему возвращать свой разум в реальность. Это сводило с ума, разрывая его мозг на части.
Мальчик поднял взгляд на присутствующих, не то ошеломленных поведением ребенка, не то напуганных его видом. Его глаза были похожи на огромные омуты ненависти и злости. Он ненавидел эти вечера. Тупые разговоры его раздражали, но еще больше он ненавидел мысли, которые слышал каждый божий вечер на каждом семейном ужине. И с каждым годом все становилось хуже. Он слышал больше, различал лучше. Теперь чужие мысли имели больше интонаций, больше эмоций, какие-то были яркими, какие-то серыми, какие-то громкими, а какие-то были похожи на звук ножа по стеклу. Он буквально чувствовал каждый уголок чужого разума на себе, раздражаясь все сильнее. Ненавидя сильнее. Иногда ему удавалось заглушать эти звуки, пытаться контролировать, но иногда...они будто взрывались в голове!
Ему казалось, что еще немного, и он подожжет этот дом со всеми присутствующими (не считая брата, конечно), лишь бы каждый из них ЗАМОЛЧАЛ!

Акт VII

Юному Лестрейнджу нравилось чувствовать чужой страх. Он был похож на густой белый туман, который проникал в ноздри вместе с кислородом. Каждый раз ему хотелось ощутить его сильнее, не только чтобы насладиться мимолетным дуновением, но чтобы проглотить все это.
Он широко улыбнулся, рассматривая юную волшебницу, которая решила показаться бесстрашной и явиться «знакомиться» с местным призраком. Дети, приходившие вместе с гостями, не любили с ним играть, его избегали, от него прятались. Но ему это нравилось. Он не искал компании, но иногда компания искала его.
И к счастью, не все понимают, что бесстрашие для идиотов. Или психопатов, тут уж как повезет.
Он подошел к ней со спины, пока девушка рассматривала книги, словно не замечая того, к кому на самом деле пришла. Рабастан редко использовал артефакт, находясь дома, а потому чужие мысли были подобны ярким вспышкам в его голове, обнажающим чужую сущность, чужую душу.
За столько лет он уже привык к мыслям чужих людей, и когда в его окружении их было меньше пяти – это не доставляло слишком много проблем, зато возбуждало в нем если не любопытство, то порой интерес. Вот только в этом создании большого интереса не было. Просто страх, просто белый туман, который она стоически пыталась преодолеть, но даже ее мысли дрожали.
Скучно.
Девушка чуть дернулась, безропотно позволив собрать ему свои волосы в хвост и положить ладони ей на плечи. Рабастан ощутил биение чужого пульса под пальцами, что давало ощущение контроля. Он усмехнулся, сжимая пальцы на ее коже, наслаждаясь внезапно взбушевавшимися мыслями. При том, это милое создание не могло сказать и слова вслух, боясь обернуться, словно это могло убедить ее в реальности происходящего.
Такая нежная кожа, такая хрупкая шея. Одно сжатие, резкий рывок, и вот она лежит посреди гостиной - шея вывернута под неестественным углом, на губах застыла ироничная усмешка. Белизна лица ещё кажется естественной. Смерть ничуть ее не испортила, лишь подвела финальный штрих в красоте. Длинные волосы живописно растрепались. И так легко было представить, что она не лежит на мягком ковре, а парит в невесомости тёмной воды, where the wild roses grow.
Юный Лестрейндж не видел ничего плохого в смерти, особенно в смерти тех, кто бесполезен. Особенно в смерти тех, чьи мысли неинтересны.

Акт VIII

Тонкие пальцы прошлись по тонкой бумаге из конопли, которую он заказывал у одного единственного человека, доверяя качеству. Он согнул пополам этот лист в идеально ровную линию и выдохнул. Этот процесс его успокаивал. Ему казалось, что даже в толпе эти действия смогут отвлечь его от чужого бреда.
Он открыл табакерку, подхватил немного табака и наполнил согнутый листок; медленно, легким движением пальцев он распределил табак по поверхности желоба, уже чувствуя приятный запах, который врывался в его нос, давая легкую прелюдию будущему процессу. Это было подобно медитации. Монотонные аккуратные действия, за много лет превратившиеся в отточенный навык. Этот процесс не занимал много времени, но всегда доставлял особое наслаждение и легкое расслабление.
Он вложил фильтр, и, когда сигарета была наполнена достаточно, начал ее сворачивать большими и средними пальцами, придавая ей форму. В процессе он плавно прикладывал давление к концам сигареты, стараясь выровнять поверхность.
Иногда он отдавался этому процессу на часы, подготавливая не одну сигарету, а заполняя весь хьюмидор. Но при этом, Баст всегда держал при себе бумагу и табакерку на случай необходимости успокоить собственные нервы и случайно не убить присутствующих рядом существ.
И последний штрих – лизнуть край бумаги по всей поверхности, увлажнив таким образом край самокрутки, свернуть ее до конца, разгладить пальцем по всей длине и бережно, крепко, прижать липкий край пока она не приклеилась.
♢♢♢

Политические воззрения
Пожиратель смерти от костного мозга до кончиков волос. Подробнее см. Акт IX.

Акт IX

- С такой кровушкой…либо застрелиться - либо родиться обратно, - предположил мужчина, спокойно рассуждая о новом режиме.
- Или сдаться на опыты в Мунго, там всегда найдут применение.
Рабастан был из тех, кто никогда не умел вести эти светские беседы (как и слушать пустые светские мысли). Раздражало.
- Им всем кажется, потому что они не из этого мира, что новый режим - лишь жестокость и тирания, они называют нас врагами, но, поверьте, мы никогда не видели в них Врагов. Всего лишь маленькие сбои в базе данных. Это нормально, так что я не пытаюсь их унизить сильнее. Просто рассуждаю. Эти сбои - всего лишь погрешности, как погрешность может быть врагом? Нет, ни в коем случае. Всего лишь ноль в бесконечности единиц. Что может сделать ноль? Только портить статистику, не более того, – пожал он плечами и очень по-доброму улыбнулся. Ему никогда не удавалось обаяние, зато ему удавалось продемонстрировать своей улыбкой жажду крови...или смерти.
- Так что, полагаю, наш Лорд пришел к власти ради будущего не только чистокровных волшебников, но и ради будущего маглов. Убрать погрешности из уравнений, помочь им адаптироваться в чужом мире. Это не просто благие намерения, это практически божественное влияния, как сказали бы этим самые маглы.

Навыки

Магические:

Немагические:

Врожденный легилимент, прекрасно обучен, способен контролировать поток чужих мыслей, контролировать собственную легилименцию. На короткое время способен самостоятельно заблокировать способность, но это требует слишком много сил и энергии.
Выдающийся темный боевой маг, способен апарировать, контролировать животных.
Прекрасный охотник, безжалостный, зато эффективный.
Силен в колдомедицине в виду специфики своей деятельности, способен сварить зелье, удалить орган даже если он не лишний.

Прекрасно ладит с животными.
Блестяще разделывает зверей, магических существ, людей, разбирается в анатомии.
Знает латынь в виду любви к медицине (не в общепринятом понятии, конечно).
Очень дипломатичен, когда оно требуется, но терпеть не может эти действа.
Прекрасно играет на скрипке, но только на своем инструменте. Другие не признает.
В подвале поместья коллекционирует табак и части живых существ (магических насекомых, зубы, крылья, редко глаза, перья, только если для чего то нужно - органы, волосы)

Палочка
Тис, Зуб василиска, 13, высокой жесткости. - основная палочка.
Тис, Коготь демимаски, 13, высокой жесткости. - сводит его с ума, но ему это нравится, усиливает способности к легилименции.

Уникальные и редкие артефакты

Артефакт легилимента.
Первый его артефакт блокировал слышимость чужих мыслей… а потому, не прижился. Скрывая три года свою способность, Рабастан не только привык к постоянному шуму, но и периодически мог его контролировать. Отсутствие шума сводило его с ума еще сильнее чем его присутствие. Большую часть времени он отключал артефакт, наслаждаясь бесконечным потоком чужих мыслей, как очередной дозой наркотика. Легче ему не становилось, но отказаться от этого он не мог. К тому же, это помогало ему учиться контролировать способность.
В возрасте 14 лет приобрел гибридный артефакт, сделанный на заказ.
Браслет, на первый взгляд выглядящий как часы. Кожаный черный ремешок, круглая основа, которая представляла из себя костлявые руки, обхватывающие круг поменьше - монету, в центре которой билось металлическое сердце. Пока оно билось - голоса были слышны (быстрое сердцебиение - артефакт вообще не блокировал способность, медленное - приглушал), как только останавливалось - наступала тишина. Большую часть времени - сердце билось, но медленно.
Контролируется нажатием.
Сначала была сделана монета - основной артефакт. Позже был заказан браслет, защищенный чарами, чтобы монету нельзя была потерять или украсть.
Может быть снято либо Рабастаном самостоятельно, либо - если руку отрубят.
Монету может вытащить только Рабастан, однако никогда прежде этого не делал.
Контролируется нажатием.
Родовой ключ от Поместья Лестрейнджей.

Дополнительно

Акт X

«Он ненормальный» - думал отец, замечая, как Рабастан охотится и как искусно и с безразличием способен разорвать на части животное...собственно, не только животное.
Его вспышки агрессии давно перестали быть контролируемыми, а охота не всегда удовлетворяла жажду крови, жажду удовольствия, жажду убийства.
Ему помогли построить карьеру охотника на монстров, чтобы жажда убийств хоть как-то могла быть оправдана. Но этого недостаточно. Никогда не будет достаточно.

Игровые предпочтения
Убивать, служить Лорду нашему великому.

Средство связи

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Rabastan Lestrange (2022-02-06 12:06:57)

Подпись автора

By Rodolphus

+13

2

♢♢♢ Итак, время рассказать свою историю! ♢♢♢

А если вам ещё пока сложновато влиться в игру, вы всегда можете это исправить в темах Поиск игры, Выяснение отношений и Заказ Графики

♢♢♢ Развлекайтесь! ♢♢♢

+1


Вы здесь » Lorem Ipsum » Принятые анкеты » Rabastan Lestrange, 33, DE