coming soon — coming soon
NC-21, Wizarding World, dark!AU
1989 год. В Магической Британии все спокойно: волшебный мир уверенно движется к процветанию и изобилию под строгим надзором Лорда Волдеморта. Хотя прогресс после переворота очевиден, совершенство пока не достигнуто: ещё остались те, кто пытаются подорвать новые порядки, те, кто ставит свою свободу выше чужого благополучия. Это не страшно: сорную траву можно выжечь. Только осторожно, чтобы не занялось все поле.
Тед: Тед сидит у гроба брата уже второй час. похороны, в их привычном понимании, никто не устраивал, у Тонксов было не слишком много друзей. еще меньше, чем друзей, у Тонксов было денег. и все же - они устроили поминки, на которые никто не пришел. читать дальше
Псириус: знаменитый сопротивленец сириус кек и его младший брат ребус бл**

Lorem Ipsum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Lorem Ipsum » Принятые анкеты » Hector Mulciber, 29, DE


Hector Mulciber, 29, DE

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Hector Harold Mulciber
Гектор Гарольд Мальсибер

Jen Titus - Oh Death

https://forumupload.ru/uploads/001a/ed/fd/31/863856.gif

https://forumupload.ru/uploads/001a/ed/fd/31/883007.gif

https://forumupload.ru/uploads/001a/ed/fd/31/673449.gif


Dane Dehaan

01.01.1960

чистокровен

Хогвартс, Слизерин, 1978

соглядатай Тайной Полиции (также известной, как Свора), ММ

Акита-ину

"Бдительность. Животное проявляет настороженность в отношении посторонних и обозначает опасность голосом.

Упрямство. Коррекция поведения может занимать от нескольких месяцев до нескольких лет. Собаку сложно отучить от вредных привычек, сформированных в результате ошибок воспитания, и доказать свое право на лидерство, если животное составило о хозяине свое мнение ранее.

Склонность к зооагрессии. Взрослая акита склонна к немотивированной агрессии к другим собакам, нападая тихо и с близкого расстояния.

Физическая сила. Акита регулярно попадает в рейтинг самых сильных собак в мире. И хотя ее размер сильно проигрывает более крупным породам – например, алабаю или кавказской овчарке, сила рывка и хвата способна конкурировать с устрашающего вида бойцами."

Биография
В пяти башнях Либерти-Холла жизнь шла по часам. У каждой мелочи было определенное время. Приемы пищи. Приём визитеров. Званые обеды.
В день, когда в Гекторе Мальсибере впервые проснулась магия, все часы Либерти-Холла забыли о своей размеренной поступи и галопом понеслись вперёд. Маленький Гектор слишком нетерпеливо ждал вечера, когда к столу должны были подать рождественский кекс.

Когда Гектору было семь лет, закрытая дверь в лабораторию матери казалась самым заветным местом на свете. Маленького мальчика не пускали туда из тревоги, что он может пораниться или повредить что-то из точного и дорогостоящего оборудования алхимика. Час, когда Ариадна подозвала его к себе и с улыбкой провернула ключ в замочной скважине, запечатлелся в памяти Гектора навсегда. Мать только показала ему несколько простых опытов, но Гектор как заворожённый следил за цветными клубами дыма и блестящими каплями металла. Магия для чистокровного отпрыска была обыденным делом, но это — это были чудеса. Нежный овал лица матери в тумане испарений казался призрачным, ускользающим от взгляда. Как и сама мать, столько времени проводившая, заперевшись в одиночестве в окружении колб и весов.

В школе все оказалось не таким, как он себе представлял. Хогвартс должен был быть оплотом магии, воплощением истории волшебного мира, а вместо этого грязнокровки расхаживали по школе так, как будто имели на магию такое же право, как и сам Гектор. Несмотря на это он оказался хорошо подготовлен к чужеродной среде, хотя и не знал, что отец успел привить ему умение найти подход к другим людям, так что Гектор скоро стал любимцем многих учителей и даже обзавёлся парой приятелей.

Но подростковые годы Гектора не оставляли ему много времени на развлечения: помимо занятий в школе, на которых он как Мальсибер обязан был преуспевать, ему добавляли дополнительной нагрузки дома. Обучение Гектора не прекращалось ни на минуту. Ариадна с того самого дня взялась за посвящение сына в тайны алхимии, Гарольд принялся воспитывать в нем боевого мага, как только Гектор получил палочку, и использовал любую свободную минуту в своём расписании на тренировки в то время, когда они оба были дома. Когда Гектор показал свою способность справляться с возложенными на него задачами, объём нагрузки стал увеличиваться. Гарольд ввел его в магию крови и познакомил сына с Непростительными заклятиями. Из них больше всего Гектора заинтересовал Империус.
При этом Гектор все яснее видел, что у темной магии есть своя цена, и цена эта высока. Его убежденность окрепла, когда Гарольд поручил обучение заклинанию Патронуса репетитору вместо того, чтобы сделать это самому. Гектор не мог представить, в какой ситуации отец не занялся бы безопасностью семьи лично, а передал бы это кому-то ещё, а это значило, что сам он вызывать Патронуса больше просто не может.
Одновременно с этим, Гектор все чаще замечал, что уроки окклюменции, которые отец вёл вместе с нанятым учителем, стали для Гарольда возможностью использовать легилименцию на сыне в целях манипуляции и контроля. Хотя Гектор очень любил и уважал отца, он также понимал, что Гарольд слишком властный человек, и если Гектор не найдёт возможность противодействовать его влиянию, это приведёт к катастрофическим последствиям для самого Гектора. Сейчас он все ещё был слишком слаб, чтобы отразить вмешательства взрослого сильного волшебника, но Гектор знал, что с каждым занятием находит в себе все больше сил и умений, чтобы однажды достичь своей цели.

Таким образом, учеба и занятия занимали почти все его время. Он часто недосыпал и был завален домашними заданиями самого разного рода,  так что праздники, выходные и каникулы он также проводил, занимаясь полезными делами. Хотя хроническая усталость в семнадцать представляет собой мало приятного, Гектор не сдавался, понимая, что это необходимая веха подготовки к настигающему родную страну будущему. Дома стали часто говорить, что грядут большие перемены, и Гектор был готов сделать все возможное, чтобы оказаться во всеоружии, когда настанет пора проявить себя.

Но на этот раз Эндер не стал топтать ее ногами, а взял в руки, опустился на колени и нежно, удивительно нежно и бережно поднес змеиную пасть к губам. И поцеловал (с) Орсон Скотт Кард
Однажды отец доверил ему огромную тайну: он рассказал Гектору о Пожирателях смерти и показал Чёрную Метку. Метка показалась Гектору одновременно завораживающей и отталкивающей, как символ того, что Мальсиберы уже вовлечены в войну, и переждать ее в стороне точно не выйдет. Метка была мишенью на спине, сигналом к атаке мракоборцев, но вместе с тем она воплощала все то, во что Гектор верил с самого детства: знак принадлежности к особой касте, признак носителя чистой, неразбавленный крови, благословение самого наследника Слизерина — и таким не разбрасываются. Он хорошо запомнил чувства, которые пробудились в нем в тот дождливый ноябрьский вечер: восхищение и ужас. Эти чувства он пронесет с собой через года.
Но не только это мучило Гектора по ночам. Первый раз он увидел этот кошмар в свой четырнадцатый день рождения. Дожидаясь традиционного праздничного ужина, Гектор задремал в домашней библиотеке, под убаюкивающим весом гигантского трактата о свойствах североамериканских минералов, однако, проснувшись, обнаружил себя запертым в огромной клетке.
У противоположного конца его темницы рычал и скалился белоснежный грифон. Страх холодной испариной прокрался под воротник рубашки Гектора, когда он услышал низкий, протяжный рык. Грифон оттолкнулся лапами от пола, и спустя мгновение оскаленная орлиная пасть нависла у горла Гектора, с клацаньем разрывая ледяной воздух, готовая в любой момент сменить этот бесплотный воздух на плоть тонкой мальчишеской шеи.  Неожиданно для себя, Гектор ощутил… ярость. Он зарычал тоже, когда его руки мертвой хваткой вцепились в шею врага. Грифон повел головой, стряхивая с себя чужое тело, но Гектор был проворным и удержался. Вместе со зверем он кубарем покатился по бетонному полу. Грифон царапал его когтями, и они проходили через человеческие мышцы легко, как иголка, пронзающая бабочку, пойманную коллекционером. Гектор, однако, продолжал душить, и дыхание грифона, наполняющееся хрипом, говорило ему о том, что его старания были весьма успешными. Под конец, извернувшись, грифон ударил по нему лапой, и Гектор разжал пальцы. Его метнуло к прутьям решетки, как тряпичную куклу, по телу оглушающим жаром расплескалась боль от удара, такого сильного, что изъеденный ржавчиной металл за спиной треснул и осыпался на пол, рядом с Гектором. Осторожно, юноша нашарил один из прутьев, и опустил ладонь рядом с ним, выжидая, но не привлекая внимания. Грифон прыгнул снова, на этот раз уже не медля — острые, как бритва, зубы вонзились в горло Гектора, из глубоких ран хлынула густая горячая кровь. В следующее мгновенье грифон издал громкий, полный отчаянья вой, и рухнул на Гектора, испуская дух вслед за ним. Из-под его ребра торчал прошедший насквозь острый обломок железного прута решетки.

Гектор проснулся в холодном поту и обнаружил, что библиотека больше напоминала поле боя, чем комнату в респектальном поместье — мебель, раскиданная и разломанная, разодранные в клочья книги. И руки Гектора, мокрые от крови. Его собственной, как он выяснил довольно скоро — ладони покрывали глубокие порезы, по форме совпадающие с формой осколка старинной китайской вазы у него под ногами.
Кошмар повторялся. Время от времени грифон, умирая, превращался в человека, лицо которого Гектор, сколько бы ни силился, не мог разглядеть. Иногда в клетке с ними были еще заключенные — волшебники, знакомые Гектору по школе, его друзья и родственники. Грифон не демонстрировал к ним интереса, лишь к Гектору, но во время своей борьбы они со зверем невольно убивали этих других, от случайных ударов их кости ломались, и кровь раз за разом затапливала бетонный пол. Гектор просыпался в разрушенной комнате и брался за исправление последствий.
К счастью для Гектора, его кошмары обычно приходились на моменты, когда он был совсем один, в стенах родного дома. Иногда они заставали его в школе, во время короткого дневного сна, когда он просто напросто отключался от усталости над очередным заданием, но и тогда у него было время для того, чтобы прибрать беспорядок до того, как он привлечет чье-либо внимание.
Семейные колдомедики разводили руками и предлагали приставить к Гектору ночную сиделку. Пока родители решали, насколько такой шаг уместен, не прислушиваясь особенно к возражениям своего отпрыска, случилось не худшее, но плохое — и однажды Гектор пришел в себя посреди ночи в спальне слуги. Его руки почти онемели от усталости, сжимая чужое горло, и, наверное, очнись он немного позже, он бы мог отправить бедного лакея на тот свет.
В большой спешке было найдено экстренное временное решение, и в вещах Гектора поселилась шкатулка из черного опала с литерой М, хранящая в себе пилюли, не позволяющие ему двигаться во время сна. Лекарство вызывало у подозрительного юноши сильное недоверие, но возможность засыпать без страха за окружающих людей и себя была ему дороже.

Обстановка в стране накалялась. Гектору было предельно ясно, что он должен разобраться в своих проблемах как можно скорее, ведь время играет против него и, похоже, загнало его в цугцванг.

Перья грифона въерошила теплая ласковая волна воздуха, и спустя пару мгновений напротив него уже стоял он сам.
Почти он сам. Его кожа и волосы посветлели еще больше, став теперь почти белоснежными, из под окровавленных тонких губ торчали звериные клыки, и глаза все еще были золотистыми, грифоньими. Они уставились прямо на Гектора с такой злобой, что он немедля отнял руку и спрятал ее в карман. Другой Гектор наклонил голову, наблюдая за ним с любопытством, и растянул губы в улыбке.
— Гррх, такой… тррррусс. Такой ссссслабак, грррх, — произнес он, хотя Гектор и с трудом мог разобрать его речь, уж слишком много рычания и сипения вырывалось из глотки его двойника. Он отступил на шаг и мог теперь разглядеть, что одежда грифона была сплошь покрыта липким слоем старой запекшейся крови, а у плеча кружили насекомые, вроде мух, которых приманивает падаль.  Грифон заметил его взгляд и, облизнув окровавленные губы, хрипло рассмеялся.

Он никому и никогда не расскажет, как именно ему удалось раздобыть боггарта, как его пронесли мимо охраны поместья и почему, взглянув в глаза своему страху, он продолжил смотреть в них в течении нескольких часов, вместо того, чтобы применить заклинание Ридикулус. Когда боггарт был обезврежен слугами, Гектора обнаружили сидящим напротив зеркала и смеющимся. Начиная с этого дня страхи и кошмары навсегда покинули его голову, и вместе с ними ушли и совесть, сострадание и умение любить. Кто-то думает, что Гектор сошел с ума на войне, подобно многим, не выдержав пыток или чувства вины, но на самом деле война была для юноши лишь приятным времяпрепровождением.
♢♢♢

Политические воззрения
Получил метку в 17, прошел войну на стороне Лорда, служил в Аврорате и с радостью принял предложение Беллатрикс о переводе в Тайную Полицию. Практически всю жизнь всецело на стороне режима.

Навыки

Магические:

Немагические:

Превосходный боевой маг, уверенно применяющий темные заклятья.

Пожалуй, самым лучшим из навыков Гектора является окклюменция. Легилименцией овладел также на высоком уровне, и зачастую помогает Министерству, как специалист по работе с врожденными окклюментами. Стиль работы Гектора отличается особой жестокостью и изощренностью, ведь, в связи с личными обстоятельствами, он испытывает к волшебникам с данным даром особую ненависть.

Испытывает брезгливость к магическим животным, поэтому с трудом справляется с Уходом за магическими существами. Животные часто реагируют на него агрессивно.

Благодаря матери еще в детстве заинтересовался алхимией, и до сих пор может провести несколько суток без сна в домашней лаборатории.

Боксирует, также любит бег и плавание.

Совсем немного знает немецкий и японский, так как начинал учить их еще в школьные годы в качестве хобби, но загруженность более важными делами заставила забросить. Понимает латынь.

Разбирается в людях и является хорошим манипулятором, что особенно помогает при ведении допросов.

Палочка
Грецкий орех, кость дромарога, 12.

Уникальные и редкие артефакты

Порт-ключ в Либерти-Холл в виде карманных часов.
Кольцо в виде головы орла, позволяет отразить одно заклятие, кроме Непростительных — подарок отца.

Дополнительно
Девиз рода Мальсибер: Incedo per ignes. (Шествую среди огня.)

Герб.

Игровые предпочтения
Закрыть незакрытые гештальты, посадить как можно больше государственных преступников, поиграть со школьными друзьями.)

Средство связи

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+20

2

♢♢♢ Итак, время рассказать свою историю! ♢♢♢

А если вам ещё пока сложновато влиться в игру, вы всегда можете это исправить в темах Поиск игры, Выяснение отношений и Заказ Графики

♢♢♢ Развлекайтесь! ♢♢♢

0


Вы здесь » Lorem Ipsum » Принятые анкеты » Hector Mulciber, 29, DE