coming soon — coming soon
NC-21, Wizarding World, dark!AU
1989 год. В Магической Британии все спокойно: волшебный мир уверенно движется к процветанию и изобилию под строгим надзором Лорда Волдеморта. Хотя прогресс после переворота очевиден, совершенство пока не достигнуто: ещё остались те, кто пытаются подорвать новые порядки, те, кто ставит свою свободу выше чужого благополучия. Это не страшно: сорную траву можно выжечь. Только осторожно, чтобы не занялось все поле.
Тед: Тед сидит у гроба брата уже второй час. похороны, в их привычном понимании, никто не устраивал, у Тонксов было не слишком много друзей. еще меньше, чем друзей, у Тонксов было денег. и все же - они устроили поминки, на которые никто не пришел. читать дальше
Псириус: знаменитый сопротивленец сириус кек и его младший брат ребус бл**

Lorem Ipsum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Lorem Ipsum » Принятые анкеты » Henry Steward, 28, DE


Henry Steward, 28, DE

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Henry M. Steward
Генри Стюард

https://forumupload.ru/uploads/001b/69/3f/75/12345.png
Herman Tommeraas

06.01.1961

полукровка

Хогвартс, Гриффиндор, 1978

хит-визард

Биография
  Решительный, яркий и смелый, полный сердечного огня и неостановимый, как это пламя — таким я тебя задумал, Генри Стюард, занося перо над чистым листом. Я размышлял, почему ты мог бы стать этим пламенем, как повернуть твою судьбу, чтоб увидеть тебя тем, кем мне хочется.

И начал, как полагается, со дня рождения.
  Итак, маленький Генри, в то утро, когда тебе исполнилось лет эдак шесть, ты открываешь глаза и неожиданно понимаешь, что ты Стюард — потомок известного рода, в чьих жилах течёт история великих свершений. Конечно, ты думал об этом и раньше, но до сего дня как будто бы несерьёзно. А вот этим ранним утром на тебя сваливается груз осознания, что жизнь коротка, и нужно тоже сделать в ней что-то великое не когда-нибудь, а прямо сейчас.

Мне это понравилось; я подкинул тебе страсти к знаниям и обложил горой книг.
  А ты меня не подвёл, маленький Генри. Это в тебе нравилось не только мне, но и всем окружающим: однажды что-то решив, ты уже не мог бы легко отступить. Удивителен мир волшебства, правда же, Генри? Ты был так забавен — всё детство и младенчество проведя в доме, наполненном чудесами, лишь в восемь лет ты осознал, как те чудеса чудесны. Кажется, ты и до сих пор не можешь ими насытиться, восхищаясь каждому новому открытию на острие волшебной палочки мирового сообщества, правда?

Когда я понял, каким ты выходишь, я осознал и образ твоей семьи.
  Великолепные люди, я их уважаю. Твоя мать из магглорождённых, потому она всецело понимала и разделяла твой восторг в каждом новом акте познания. Отец же нет, он был другим — он нёс службу, и от него отчасти зависела судьба всего магического общества Соединённых Штатов Америки. И хотя ты, Генри, был куда больше похож на маму, тянулся ты всегда к отцу, боясь и обожая его суровость, прямолинейность и твёрдость. Наверное, глубоко в душе ты бы хотел быть таким же, как он; правда, пока мало что для этого делал.

Но ничего, у нас всё впереди. Я как раз отсыпал тебе первых твоих испытаний.
  Уверен, что ты хотел бы попасть на факультет Рогатого Змея, маленький Генри. Но твоей судьбой стал Вампус, избравший тебя спустя минуту молчания. Для тебя начался тяжёлый период: видишь ли, Генри, ты, может, и многим интересовался, но гениальных талантов в тебе совсем не было. Лишь долгой зубрёжкой запоминались магические формулы, а заклинания зачастую взрывались в руках. Только тяжёлым трудом тебе удавалось удовлетворить запросы своих преподавателей, впервые ты осознал, что право на свою исключительность тебе нужно отстаивать. И здесь же ты понял, какими бывают люди вокруг.
  Ты был добр, справедлив и стремился нести людям свой добрый справедливый мир — забывая о том, что твой мир людям, вообще говоря, совершенно не нужен. Так вышло (не буду скрывать, не без моей помощи), что ты стал изгоем. Не очень умелым, со странными заморочками и большим самомнением — о, мой Генри, тебе многое пришлось попробовать на вкус. В первую очередь то, что люди бывают хорошими, плохими и очень плохими. Ты закалялся, научился сжимать кулаки и скалить зубы; научился бить на упреждение по тем, кто был «плохим». Никто не увидел бы в тебе Вампуса на твоём первом курсе; но к шестому — ты и сам это знаешь — ни один иной дом тебе не пришёлся бы лучше. Ты был огнём, готовым сжигать за свой идеал; и этот огонь останется в тебе навсегда, отразившись даже в твоём волшебстве.

И всё же пока ещё ты не был тем, кем должен был стать.
  Накануне 1976 года твоего отца вызвал к себе президент волшебного мира Америки. И спустя пять дней вы с семьёй отправились через весь Тихий океан, на встречу с раздираемой войной Великобританией. Ты не понимал тогда, как может быть так, чтобы вопрос происхождения стал причиной столь отчаянной бойни. Но судьба (я!) тебе всё продемонстрировала.
  Вынужденно ты перевёлся в Хогвартс, а я намеренно подсунул тебе ближайшее окружение как на подбор. Одарённые Блэки, Пруэтты, Селвины, Краучи — не будем скрывать, ты завидовал их мастерству, мечтал уметь всё схватывать на лету, как они, и колдовать так, словно родился с палочкой в пальцах… Что ж, эти люди и были рождены таковыми, не так ли? Я постарался сделать так, чтобы среди всех, кто был магглорождённым, твоё внимание концентрировалось лишь там, кто был куда менее талантлив, чем ты; мой друг Генри, давай спишем такую избирательность на твой задавленный комплекс неполноценности.
  Ну а тем временем шла большая война. Ты жил в страхе и неуверенности. Ты боялся за своих родителей ежеминутно. Ты боялся за себя, за своё будущее. Сколько раз ты умолял свою семью бросить эту бессмысленную дипломатию? Тебе было более чем очевидно, что взгляды Америки совершенно неприменимы здесь, в элитарном обществе волшебной Британии. Гормоны твоего становления, адреналин твоего подросткового протеста пришлись на этот период — мистер и миссис Стюард ничего не понимали, и это непонимание грозило им смертельной опасностью. А ты понимал; и ничего не мог с этим поделать, всё более обостряя конфликт и изменяясь в глазах своих родителей.

Меня это устраивало. Ты в них разочаровался. Ваши пути разошлись.
  Ты сдал экзамены; прекрасно сдал, доказывая, что упорство и страсть могут сворачивать горы. Вот только что тебе предстояло делать в этом свободном плавании? Ты не знал и отбивался от рук. Не потому, что был неспособен к работе, а потому что не знал, что тебе делать, качаясь от места к месту. Страна вокруг горела, вместе с ней горел и ты, не понимая почему — но, кажется, тихо, но верно находил ту причину. Ты помнил из книг, насколько прекрасна была Великобритания в период своего волшебного расцвета, в естественном правлении лордов благородных кровей. И ты не мог поверить, что сейчас эта Великобритания перед тобой лежит в своей агонии.
  Положа руку на сердце, для тебя не было всё столь однозначно: долгие годы ты терзался внутренним диалогом о том, кто же прав, а кто виноват, не давая свои углям потухнуть. Но завершилась война, и на твоих глазах из пепла поверженных борцов с историей начали распускаться цветы нового традиционного общества. Как ни странно, оно принесло мир и гармонию в твою душу. Тебе больше ничего не угрожало; как не угрожало и твоей семье, что всё так же выполняла здесь посольские функции, вопреки твоим опасениям. Ты нашёл работу, что была тебе по душе, служа частным охранником. Здесь, в новой Британии, у тебя появились друзья. Здесь ты нашёл свою любовь. Здесь, в конце концов, впервые в жизни ты осознал, что находишься в самом центре развития мира, из которого появится будущее. Здесь у тебя появилось, что защищать.
  И ты это делал. В 1984 году ты принял участие в качестве волонтёра-организатора на благотворительной акции в юбилейный день со дня окончания войны. Тогда вас чуть не подорвал террористический отряд Сопротивления. В 1985 году ты служил в частной охране престарелого доктора — ты видел чистокровных детей, ставших жертвами бессильной мести повстанцев, до которых они смогли дотянуться. Тогда же и вовсе ты понял, что такое нищета и разруха, которые принесла с собой война, и которые так старательно исправлял новый режим. Ты многое увидел в этой жизни, Генри, и в тебе закипала ярость. Ты знал это пламя внутри себя; и знал, что ему нельзя не дать выхода.
  В 1986 году ты поступил на службу в Министерство Магии Великобритании, в Сектор борьбы с неправомерным использованием магии. И довольно скоро получил своё первое повышение; а затем и второе. Серое с красным — тебе шли эти цвета, а в Министерстве знали, что ты сожжёшь любого, кто посмеет нарушить идеальный мир, которому ты теперь гордился принадлежать.

  Решительный, яркий и смелый, полный сердечного огня и неостановимый, как это пламя — таким я тебя задумал, Генри Стюард. И не одно из этих качеств, вообще говоря, не задумывалось мной как позитивное.               
♢♢♢
Политические воззрения
Генри Стюард — волшебник, до мозга костей преданный режиму лорда Волдеморта. И он будет готов защищать этот режим, потому что именно Волдеморт принёс в жизнь Генри почти всё хорошее, что у него есть. Генри видит расцвет британского общества, Генри видит, как семимильными шагами идёт вперёд прогресс и бытовое устройство. Генри видит всё то, что показывает Волдеморт — и не видит всего остального.
Он не является ни садистом, ни сторонником истребления магглорождённых. Но факт сосредоточения волшебной силы в чистой крови для него неоспорим, а всех, кто с этим спорит, Генри заведомо считает угрозой разжигания новой войны.

Навыки

Магические:

Немагические:

Генри не демонстрирует никаких выдающихся успехов в колдовстве, способных выделить его на фоне прочих волшебников. Он хорош во всём понемногу, но незаменимый боец на передовой, с отличной реакцией, смекалкой и рвением, готовый постоять за себя и свой отряд в магической схватке.
Одна лишь врождённая особенность, открывшаяся в нём, когда он был ещё юношей, — это дар пироманта. Среди всех прочих заклятий именно те, что ведут к созданию пламени, даются ему лучше всего, почти без усилий. В накале эмоций и ярости Генри способен творить пламя спонтанно, порою даже без палочки, а привычные заклинания готовы обернуться непредсказуемым взрывом. Сомнительный дар, который Генри, однако, научился использовать в, мягко говоря, не дуэльных сражениях, и который, вполне вероятно, однажды ему удастся обуздать до конца.

Хорошая физическая подготовка.

Умеет варить кофе.

Палочка
Кость дромарога, яблоня, 13 дюймов, прочная.

Игровые предпочтения
Свято защищать то, об истинной природе чего не догадываешься.

Средство связи

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Henry Steward (2022-03-05 00:53:23)

+14

2

♢♢♢ Итак, время рассказать свою историю! ♢♢♢

А если вам ещё пока сложновато влиться в игру, вы всегда можете это исправить в темах Поиск игры, Выяснение отношений и Заказ Графики

♢♢♢ Развлекайтесь! ♢♢♢

0


Вы здесь » Lorem Ipsum » Принятые анкеты » Henry Steward, 28, DE