coming soon — coming soon
NC-21, Wizarding World, dark!AU
1989 год. В Магической Британии все спокойно: волшебный мир уверенно движется к процветанию и изобилию под строгим надзором Лорда Волдеморта. Хотя прогресс после переворота очевиден, совершенство пока не достигнуто: ещё остались те, кто пытаются подорвать новые порядки, те, кто ставит свою свободу выше чужого благополучия. Это не страшно: сорную траву можно выжечь. Только осторожно, чтобы не занялось все поле.
Тед: Тед сидит у гроба брата уже второй час. похороны, в их привычном понимании, никто не устраивал, у Тонксов было не слишком много друзей. еще меньше, чем друзей, у Тонксов было денег. и все же - они устроили поминки, на которые никто не пришел. читать дальше
Псириус: знаменитый сопротивленец сириус кек и его младший брат ребус бл**

Lorem Ipsum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Lorem Ipsum » Принятые анкеты » Gawain Robards, 41, OP


Gawain Robards, 41, OP

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Gawain Arthur Robards
Гавейн Артур Робардс

If I told you what I was
Would you turn your back on me?
And if I seem dangerous
Would you be scared?
I get the feeling just because
Everything I touch isn't dark enough
If this problem lies in me (C) Imagine Dragons

https://i.ibb.co/HrS9qbw/34-D6-C25-F-86-B0-4300-9180-25-AD8-CC9-D72-D.gif

https://i.ibb.co/JnjXZ3D/ezgif-com-gif-maker-6.webp

Armie Hammer

20.01.1947

Полукровный

Хогвартс/Гриффиндор, 1965

предводитель отряда повстанцев

Биография

— Каким заклинанием включается телевизор? — деловито уточняет маленький Гавейн, размахивая пультом в воздухе на манер волшебной палочки.
— Давай-ка пройдемся по пунктам, — смеется мама. Она указывает на висящий в воздухе котел, с торчащим из него половником, помешивающим суп вполне самостоятельно. — Это — магия. И это магия, и это.., — ее белая изящная ладонь очерчивает парящие щетки и самопишущее перо. — Телевизор же — технология маглов. Чтобы он заработал, тебе нужно нажать красную кнопку.
Гавейн послушно жмет на красную кнопку, и экран загорается, показывая движущихся человечков.
— Я понял. Эй, Эмрис, а ты понял? — он зовет брата, но тот увлеченно раскладывает счетные палочки на полу и не реагирует на него.
Мама наклоняется и заключает их обоих в объятия. Ее прикосновение — теплое, нежное и пахнет розовой водой и больничными микстурами.
— А вот это — любовь, — шепчет она и улыбается.

Гавейн родился в семье аврора-полукровки и маглорожденного колдомедика отделения экстренной помощи. Мама, уроженка Польши, своего будущего супруга увидела впервые на носилках. Она запустила его остановившееся сердце, за что он ей его и подарил, как только пришел в себя. Пара поселилась в немагический части Лондона, и вскоре у них родилось двое мальчишек-погодок, братьев не разлей вода, несмотря на то, что отличались они во всем, и даже Шляпа отправила их на разные факультеты. Старший, Гавейн, пошел на Гриффиндор, младший, Эмрис — на Рейвенкло.

— Не буду я списывать, — Гавейн хмурится, скидывая со стола стопку шпаргалок по Нумерологии, которую изготовил Эмрис.
— Тогда ты провалишь свой тест, — Эмрис бросается собирать сложенные бумажки с пола, пока обедающие неподалеку преподаватели не обратили на них внимание.
— Подготовлюсь и пересдам, значит.
— Когда подготовишься, во время тренировок по квиддичу?
Гавейн поджимает губы, и они с братом молча друг на друга пялятся. Гавейн, рослый и крепкий, с мрачным выражением лица, которое не спасали светлые, подстать нефилиму, волосы. Эмрис — на голову, а то и может на все две его ниже, тоненький и острый, с черными кудрями и блуждающей на губах лукавой улыбкой. Так уж сходу и не скажешь, что родные братья, лишь глаза у обоих одинаковые, ярко-голубые. Хотя Эмрисовы смотрят через тонкие стекла очков.
— Не будь идиотом!
— Уже слишком для этого поздно, — Гавейн хмыкает, роняя короткий взгляд на испещренное исправлениями учителя домашнее задание.
— Да я не это имел в виду! — Эмрис выходит из себя, пихает старшего брата в плечо. Гавейн, конечно, удара не чувствует — как мышь хвостом задела. — Другие студенты мне за эти шпаргалки платят! — срывается с губ Эмриса до того, как он успевает прикусить язык.
— Это против правил, — если до этого Гавейн был хмурым, то уж теперь-то он мрачен, как предгрозовая туча. Эмрис втягивает голову в плечи, потому что знает, что облажался и допроса с пристрастием уже не избежать.

А тест Гавейн сдает сам. С четвертого раза.

Гавейн хорошо преуспевал в Трансфигурации, ЗОТИ и Зельеварении. Любил животных и, логично, УЗМС. Руны, также как и Прорицание с Нумерологией, стали его ночным кошмаром, однако же он стоически с ними боролся и в конечном итоге, можно сказать, что побеждал. Тогда же в нем впервые проявилась склонность к анимагии, над которой он впоследствии трудился долгие годы. Другой важной частью жизни в Хогвартсе был квиддич — Робардс быстро оказался в команде на позиции охотника. Игры влияли на него благотворно, благодаря тренировкам его тело наконец приобрело недостающую ему ловкость, спорт, как и спортивные метлы, он обожал со всей страстью, на которую только способен подросток-мальчишка.
После Хогвартса юный Робардс отправился по стопам отца, прямиком на стажировку в Аврорат. С уверенностью можно сказать, что аврорская школа выковала из него того волшебника, которым он сейчас является. В стенах ДОМП его обучили вызывать патронуса и принимать анимагическую форму. Когда вместо рослого и угрюмого Робардса на тренировочном полигоне возник рослый и угрюмый гризли, никто даже особенно не заметил разницы удивился — анимагическая форма не всегда так уж соответствовала внешнему облику волшебника, но здесь совпадение, конечно, получилось на десять из десяти. Он также прошел проверку на способности к легилименции и окклюменции или отсутствие таковых. К собственному удивлению, он оказался в первой группе. Мастерство легилименции, пожалуй, далось ему тяжелее всех прочих, ибо к началу обучения Гавейн не разбирался толком ни в своих эмоциях, ни тем более уж в эмоциях других людей. Через пот, кровь и книги Зигмунда Фрейда, подаренные матерью, он в конце концов смог прийти к достойному результату.

— Это точно безопасно, лететь в Америку на самолете? — с сомнением уточняет Гавейн.
— Да мой сын разговаривает, как маглофоб, — смеется отец.
— Я не…это имел в виду, — смущенно ворчит юноша и опускает голову. — Просто это так долго.
— Поехали с нами? Ты поменяешь свое мнение, если попробуешь, это чрезвычайно интересный опыт, — отец трогает его за плечо. — Эмрис умрет от счастья, если ты побудешь с ним. Да и американским девчонкам понравится твой акцент, вот увидишь, Гавейн.
При слове “девчонки” Гавейн врастает в табурет. Общение с противоположным полом — скажем так, не его сильная сторона.
— Не могу, у меня много бумажной работы на эти выходные, — ну, это хотя бы правда. — Эмрис меня поймет, — его брат, выхлопотавший себе стажировку в лаборатории Нумерологии в Ильверморни, был помешан на своей будущей профессии не меньше, чем сам Гавейн. — И все-таки не нравится мне, что он улетает так далеко от дома. Разве в Хогвартсе нет каких-то позиций?

На втором году стажировки Гавейн разом лишился всей семьи — самолет, транспортирующий их из Лондона в Нью-Йорк, потерпел крушение на середине пути. Гавейн сам организовывал похороны: связь с маглорожденными родственниками матери никто не поддерживал уже многие годы, а младшая сестра отца была разбита горем настолько, что на несколько месяцев слегла в постель. В ДОМП о произошедшем он никому не сообщил, все, кто были в курсе, узнали об этом самостоятельно. С потерей Робардс справлялся, как мог, то бишь замкнулся в себе еще больше, схлопнулся, как черная дыра. Начались проблемы со вспышками гнева. Тогда же он нарушил свою святая святых, здоровый образ жизни, и обзавелся вредной привычкой курить. На борьбу со вспышками гнева ушла пара лет, завязывать же с курением он, ко всеобщему удивлению, не стал.

— Первое правило боя — остаться в живых. Второе правило боя — остаться в живых. Третье правило боя… — Гавейн обводит стажеров взглядом. Один из них вскидывает руку:
— Остаться в живых, сэр? — он хихикает, но под тенью громадной фигуры наставника быстро затихает в нерешительности.
— Нет, — Робардс качает головой. — Остаться без серьезных травм, если обстановка таковое позволяет.
— А, что, сэр, правила “Убить как можно больше этих говнюков” не будет? — снова смелеет мальчишка.
— О… Ну… — тянет Гавейн, и его губы трогает мечтательная почти улыбка. — Для того, чтобы соблюсти три главных правила, вам придется убить очень много “этих говнюков”.

Пришедшая в мир зараза под названием Пожиратели смерти вызвала в нем природное омерзение с первой же встречи. Он полностью поддержал политику Барти Крауча старшего, не считая милосердие в адрес террористов чем-то уместным. Его родная страна умирает от заражения ядовитыми идеями, значит, нужно отсечь пораженные части до того, как погибнет весь организм. Даже если теперь служение родине стало по сути незаконным.

И он говорит ей — сестра, я слишком давно на этой войне
Когда вы пьете это ваше вино, я нёбом чувствую кровь
Eй хватает и серебра, и стали, и соли, и гари огней
И наши парни лежат в траншеях под гусеницами облаков
Так вот, он говорит ей — сестра, мне некуда, некуда возвращаться, кроме войны
Спасибо, слушай, мне правда с тобою сегодня было тепло
А под огнем не помнишь вкуса вина, но не знаешь вкуса вины -
И он уходит, обратно в ночь. (С) Мельница

♢♢♢

Политические воззрения
Наверное, один из самых идейных участников Сопротивления. Готов пойти на все ради победы в войне, которая по мнению Робардса не закончилась десять лет назад.

Навыки

Магические:

Немагические:

*Сильный боевой маг. Владеет невербальной магией. Отличительные черты боя: непредсказуемость, напор, взятие на износ.
*Анимаг — гризли.
*Способный обученный легилимент. Стиль работы — агрессивный, “удар битой по голове”.
*Обучен окклюменции.
*Аппарирует и держится на метле прекрасно.
*Базовые познания в колдомедицине.

*Хорош в рукопашном бою, в применении холодного оружия.
*Починить, сколотить, настроить что-либо без участия магии, вообще любит делать какие-то бытовые вещи по-маггловски, своими руками, ибо находит это весьма медитативным.
*Может приготовить адовое протеиновое нечто на сковороде (слышали про батин жареный суп?). Ходят слухи, что порой кормит им самых провинившихся стажеров.
*Говорит по-польски.
*Феноменально плохо танцует. Так плохо, что почти можно назвать это талантом. Оттопчет бедной партнерше все ноги, снесет соседей локтями. Учитывая то, как Гавейн ловок в других условиях, можно сказать уверенно, что причины этой проблемы психологические. Сейчас уже не настолько юн и просто отказался от этого вида досуга навсегда.

Палочка
тополь, коготь демимаски, 13,2, жесткость высокая.

Уникальные и редкие артефакты

Отцовский керамбит (он же нож-коготь) — зачарован наносить раны на 10-30 сантиметров глубже, чем это возможно для обычного ножа тех же габаритов.

Дополнительно

Внешний вид.

Я был медведем, проблем не знал
Зачем людских кровей я стал?
Тут оборвется как будто нить
Мой дар — на двух ногах ходить (С)
Король и Шут

Гавейн Робардс больше похож на медведя, которого обратили в человека, нежели на человека, который умеет обращаться в медведя. Необычайно физически развитый высокий мужчина (196см). Несмотря на рост и вес, может двигаться крайне быстро и ловко, сливаться с местностью при необходимости такового. Пластика выдает в нем профессионального бойца, он, можно так сказать, является воплощением выражения “военная выправка”. Хмурое и сосредоточенное лицо гладко выбрито, хотя порой, по настроению, он отпускает бороду. Одежда самая простая и удобная, всегда по-солдатски отглаженная и чистая, предпочитает неброские теплые оттенки или же черный цвет. Не разбирается в моде совершенно, сочетает предметы по логике к серому надо серое, а к коричневому — коричневое…или серое. В силу своей аккуратности, может носить одну и ту же вещь долгие годы. В гардеробе найдется много мантий с большим количеством карманов с заклинанием расширения, чтобы поместилось все, что нужно, на все случаи жизни. И в целом Гавейн производит впечатление мага, который вот только лишь недавно вернулся из военной экспедиции. На теле имеются многочисленные шрамы, детали происхождения которых он по большей части не помнит, но общий ответ звучит, как “На работе”. Пахнет смесью хвои, металла и табака. Всегда при себе в кармане брюк скромное серебряное кольцо, которое когда-то являлось артефактом, позволяющим ощутить, находится ли в опасности младший брат (у Эмриса было такое же). Сейчас же кольцо утратило свои магические свойства, так как Эмрис мертв, да и на палец Гавейну оно давно не налезает, учитывая, что носил он его еще в Хогвартсе.

Характер.

*Педантичный и правильный до тошноты. Уважает букву Закона, как священник Библию. Честный и прямой. Может пойти на сделку с совестью, если такового требует Благо, но переживать это будет крайне мучительно. Хотя при этом нельзя сказать, что он лепит людям в лицо все, что думает, ибо Гавейн, скорее, человек себе на уме, молчаливый и замкнутый, говорить предпочитает больше по делу и когда его мнение в действительности требуется.
*Не умеет делиться своими чувствами. Артикуляционный аппарат Гавейна на такое не способен вот прямо никак. Захочет признаться в любви — скажет, что сегодня отвратительная погода. А если скорбит по кому-то — что голоден или же не выспался. С эмоциями других тоже не слишком в ладах, особо теряется при виде слез. Женские слезы могут нейтрализовать Робардса эффективнее, чем Авада.
*Умеет выполнять приказы, равно как и отдавать, считая и то, и другое, необходимыми условиями для отлаженной работы существующей системы. Не стремится пробиться повыше ради регалий, принимает на себя лидерскую позицию лишь тогда, когда он нужен, как лидер.
*Способен признавать свои ошибки и не станет отстаивать свою точку зрения лишь только из-за того, что иначе его самолюбие будет уязвлено. И если уж говорить про самолюбие, Гавейн человек скроенный крайне цельно, никогда не сбоит его внутренний компас, от природы ему дано крепкое чувство собственного достоинства, которому не страшны внешние бури. Видимо, потому он достаточно ровно прошел подготовку в ДОМП. Хлесткие формулировки наставников и изнуряющий график Робардс по-солдатски воспринимал, как вполне естественную часть подготовки, такую вот традицию.
*Сам как наставник Гавейн весьма эффективен. За счет эмоциональной замкнутости обычно держит большую дистанцию, но однако же зато всегда стремится максимально подробно донести до подопечных природу допущенных ими ошибок, а также отмечает плюсы, если таковые есть. Инстинктивно практически защищает подопечных, и в стенах Министерства и, в особенности, в бою. Один раз ученик — всегда ученик. Бывших учеников у него не бывает, Гавейн продолжает присматривать за ними также и после окончания их обучения.
*Незнакомым людям мрачный Робардс может показаться человеком, который незамедлительно свернет шею каждому, кто косо на него посмотрит. На деле же это впечатление не совсем верное. Он терпелив. Очень-очень терпелив. Чтобы по-настоящему вывести его из себя, нужно весьма постараться, и на веку Робардса такое удавалось немногим. Те, кому все же удалось, запомнили это на всю жизнь.

Посмотреть, как это выглядит.

*С детьми ладит весьма и весьма хорошо. Их его габариты и суровое выражение лица по каким-то причинам ничуть не смущают, и почти сразу в ход вступают “покатай на спине”, “покажи мишку”.
*Умен, но его ум — это больше ум практика, а не теоретика. Еще в школе неважно ладил с некоторыми абстрактными дисциплинами, тогда как в бою его голова соображает удивительно быстро.

Игровые предпочтения
Прошлое по Аврорату и борьба с режимом в настоящем времени, конечно же.

Средство связи

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Gawain Robards (2022-02-03 06:12:21)

Подпись автора

https://i.ibb.co/72FLb7L/EDE803-E1-F92-A-4600-9-A87-24928-DA8520-C.gif

+11

2

♢♢♢ Итак, время рассказать свою историю! ♢♢♢

А если вам ещё пока сложновато влиться в игру, вы всегда можете это исправить в темах Поиск игры, Выяснение отношений и Заказ Графики

♢♢♢ Развлекайтесь! ♢♢♢

0


Вы здесь » Lorem Ipsum » Принятые анкеты » Gawain Robards, 41, OP